закрыть окно

Бахмутов: "В армию Назаров явился с двумя сумками колбасы"

Константин Нуждёнов, "Чемпионат.com" - 27 апреля 2017 года 12:40
Бахмутов: "В армию Назаров явился с двумя сумками колбасы"

Приёмная генерального директора Ночной хоккейной лиги Игоря Бахмутова заставлена многочисленными кубками - трофеев разного статуса в любительском чемпионате страны разыгрывается множество, ведь в этом сезоне в нём выступают аж 817 команд из 73 регионов РФ, немало наград и в личной коллекции Бахмутова, он – трёхкратный чемпион страны в составе московского «Динамо», играл в легендарной команде под руководством Владимира Юрзинова: ему есть что вспомнить и рассказать.

«В Ночной лиге было сложно, но сейчас освоился»

— Помните подробности прихода в Ночную лигу?

— Тогда организация имела серьёзные финансовые трудности. Они разрешились с приходом нового акционера — компании «СоюзФлот порт». Соответственно потребовался и новый менеджмент.

Мне позвонили и пригласили на разговор. В тот момент я ещё трудился в КХЛ. Состав участников был очень представительным. Я согласился. Сначала стал первым заместителем генерального директора Сергея Макарова. А после его ухода возглавил лигу.

— За год в новой должности освоились полностью?

— Да. Но поначалу некоторые вещи не понимал. Речь идёт о мелочах, нюансах, которых в столь большом предприятии, объединяющем практически 1000 команд по всей стране, великое множество. Требовалось во всё вникнуть, разобраться, понять. Сейчас никаких проблем нет. Налажен диалог со всеми региональными представителями и командами.

— Есть уверенность, что предстоящий фестиваль в Сочи пройдёт, как и прежде, на самом высоком уровне?

— Стопроцентная.

«На сборах в армии красили листья и траву»

— В хоккей вы начинали играть в Уфе.

— Моё будущее было предопределено, так как отец – бывший хоккеист. Начинал в Орске. После выступал за «Салават Юлаев». После завершения карьеры стал директором уфимской хоккейной школы. Жили мы, кстати, рядом с дворцом спорта на улице Зорге. В одном дворе с Юрием Никоновым и Равилем Хайдаровым, ребятами 1966 года рождения. В их команде ещё играли Андрей Василевский, Игорь Кравчук, Игорь Никитин, Александр Семак, Константин Полозов, Руслан Сулейманов, Сергей Бушмелев. В сборные Союза привлекались по восемь человек. Мой 1971 год довольно часто делил лёд с ребятами 1969 и 1970 годов рождения, где были Сергей Гомоляко, Дмитрий Денисов, Алик Гареев. Позже в «Динамо» несколько матчей просуществовала уфимская тройка – Хайдаров – Семак – Бахмутов.

— Приглашение в «Динамо» в 1991 году стало неожиданным? Предыдущий сезон вы провели в «Салавате Юлаеве», который выступал в первой лиге.

— В 1989 году в Киеве состоялась Спартакиада народов СССР. Я попал в сборную, которой руководил Сергей Николаев. Думаю, динамовские скауты взяли меня на заметку именно на том турнире. Сыграл я действительно неплохо.

— Службу в армии, хотя бы формальную, прошли?

— Практически сразу после приезда в Москву — полуторамесячные сборы вместе с Алексеем Яшиным, Андреем Назаровым, Сергеем Климовичем. Поступали в пограничное училище. Ходили в форме, жили в казармах. Всё как положено.

— Ну и листья деревьев к приезду высокого армейского начальства красили в зелёный цвет, чтобы красивее смотрелись, само собой.

— Ещё траву. Запомнился такой момент: Назаров взял с собой две огромные сумки. Я спросил, что внутри. Ответил: «Не волнуйся, пригодится». Когда приехали к месту сбора, оказалось, что там колбаса. К тому моменту у кого-то из его родственников имел в Челябинске было колбасное производство.

— Назаров уже в те годы мог «всыпать» кому угодно?

— Запросто.

— Он же, когда выступал в России, неплохо играл в хоккей.

— Да. Может быть, за океаном сам захотел сменить амплуа, стать первым российским тафгаем. Возможно, это требовалось для того, чтобы закрепиться в лиге.

— В первый же год в «Динамо» вы стали чемпионом. Голова не закружилась?

— Я не чувствовал никакого дискомфорта после перехода в «Динамо». Шла смена поколений. В команде было много молодых игроков. Самый старший – 25-летний Дмитрий Фролов. Алексей Жамнов, Алексей Яшин, Равиль Якубов, Михаил Шталенков, Андрей Трефилов, Александр Карповцев, Игорь Королёв, Алексей Ковалёв. Сильнейшая команда, за которую играл.

«Юрзинов требовал петь «на белом-белом покрывале января»

— Сезон-1991/92 – последний в «Динамо» для Владимира Юрзинова, которого едва ли не все игроки той команды называют вторым отцом.

— Так оно и есть. Он умел разговаривать с людьми, слышать их, всегда помогал и подсказывал. Правда, мог и поругать. И наказать. Но всё было справедливо, по-человечески. На Владимира Владимировича никто никогда не обижался. Это был наш наставник, педагог, старший товарищ.

— И сильнейший тренер, с которым довелось работать?

— Номер один, да. Хотя нельзя не сказать добрых слов и о Петре Воробьёве, Зинэтуле Билялетдинове, Игоре Тузике. Они все отличные тренеры. Сравнивать их мне бы не хотелось. Они просто разные.

— Какие наказания были у Юрзинова?

— Как-то раз он заставил команду, проигравшую двустороннюю встречу, встать в несколько рядов, как в хоре. И петь популярную в то время песню «на белом-белом покрывале января».

«С Назаровым и Козловым в «Макдональдс» пропускали без очереди»

— Говорят, что игроки «Динамо» в Новогорске тренировались даже ночью. По собственной инициативе.

— Это правда. Жили на базе. Лёд под боком. Вышли из номера, прошли по коридору, спустились в раздевалку — и можно кататься.

— Но иногда с базы наверняка и сбегали.

— Лазейки в заборе были. Чтобы спуститься из окна, случалось, связывали простыни. И – на 343-й автобус до «Речного вокзала».

Но вообще не могу сказать, что житьё в Новогорске шло во вред. Скорее наоборот. База нас сближала, сплачивала, концентрировала на хоккее, позволяла оттачивать мастерство. Да и идти многим было особо некуда. Большинство ребят не из Москвы. Своего жилья нет. Я, например, получил квартиру от «Динамо» в 1995 году, спустя четыре года после перехода в клуб.

Конечно, ездили в Москву погулять. Но мест, куда пойти, было не очень много. Помню, заглядывали в «Макдональдс».

— Стояли в очередях?

— Нет. Ну, представьте, вы стоите в очереди, а на вас идут Андрюша Назаров и Витя Козлов, а рядом с ними ещё несколько крупных молодых ребят. Мы, как истинные нападающие, искали кратчайшие пути к воротам соперника (смеётся).

— Наверняка посещали не только «Макдональдс».

— Праздникам и застольям со всеми вытекающими последствиями, если вы об этом, база тоже не мешала (улыбается).

— Драки были?

— Случались. На свадьбе Димы Сергеева в пансионате неподалёку от Новогорска пропустил удар от кого-то из местных и улетел в стеклянную дверь. Следы на спине сохранились до сих пор.

«Автобус свалился в кювет, увидел коленную чашечку»

— На покупку старого «Форда» скидывались?

— Его в итоге не купили. Оказалось, что машина без документов. Но сначала «загорелись», ведь иномарки только пошли. Голубой «Форд». Стоил 700 или 800 долларов. Помню ещё одну историю, связанную с машиной. В Новогорске вечернее собрание. Нескольких нет. Вдруг появился Сергей Петренко. Весь в крови. Оказалось, машина перевернулась, не доехав до базы буквально полкилометра.

— Как-то раз по дороге в Воскресенск перевернулся автобус с целой командой.

— Водитель хотел избежать столкновения с трактором, который, разворачиваясь, перегородил дорогу. В результате автобус свалился в кювет и пролетел на боку несколько метров. В итоге у меня рваная рана ноги. Увидел коленную чашечку. Причём к тому времени вторая нога у меня уже была не в порядке.

— Из-за этого не попали на драфт НХЛ?

— Да. Я встречался со скаутами нескольких клубов – «Филадельфии», «Калгари», которые прилетали в Москву и говорили, что за мной следят. Но в матче с «Крыльями Советов», на который они все пришли, столкнулся с Владимиром Тереховым колено в колено. Ногу перестал чувствовать тут же. Смотрю, а она в совершенно неестественном положении, ушла в сторону. Пытаясь доехать до лавки и падая, увидел, как скауты махнули руками. Полный разрыв крестообразных связок.

«Гончар поначалу в «Динамо» не выделялся»

— Сколько платили в «Динамо»?

— Не помню. Честно.

— На что хватало?

— Особо ни на что. Выручали летние заграничные турниры и чемпионства. Премиальные платили только за первое место. В основном на эти деньги и купил через два года «девятку», «мокрый асфальт», экспортное исполнение, с задранным задом. Самый крутой вариант.

В те годы спонсором «Динамо» стал «Самсунг». Тоже подспорье. Игрокам давали каталог. Ребята постарше могли выбрать товаров на 1500 долларов. Но и нам, игрокам помоложе, хватало на видеомагнитофон, телевизор, что-то ещё. Телевизор, кстати, работает до сих пор.

— Тренер Воробьев был жёстче Юрзинова?

— Да. И требовательнее. Во главе угла – строгое выполнение установки. Не терпел отклонений от курса. На первом месте – защита. Говорил так: «Оборона начинается сразу после потери шайбы – прессинг, отбор в чужой зоне». В «Динамо» хватало креативных, мастеровитых нападающих. Поначалу было несколько непривычно. Но ничего, перестроились.

— В сезоне-1992/93 11 матчей за «Динамо» провёл Майк Миллер. Что за загадочный персонаж?

— Первый иностранец, который приехал в «Динамо».

— На коньках кататься умел?

— С трудом.

— По-русски не говорил?

— Нет, но основам научили быстро. Хоккейно-матерную терминологию, по крайней мере, освоил (улыбается).

— Когда из Челябинска привезли Сергея Гончара, талант увидели сразу?

— Сергей всегда был рассудительным, с хорошим катанием, броском. Но не сказал бы, что в «Динамо» он сильно выделялся. Однако затем планомерно, год за годом, повышал уровень мастерства и в итоге стал звездой мирового уровня.

— Вы Андрея Николишина тоже всегда называли по отчеству?

— Да. К нему как-то сразу приклеилось Василич. Если не ошибаюсь, в 18 лет у него была семья. Уже в те годы он выглядел как взрослый мужик, который всерьёз воспринимал не только хоккей, но и жизнь.

— Ожидали, что у Евгения Набокова всё сложится за океаном столь хорошо?

— Да. Он в воротах не стоял, а играл. Читал действия партнёров и соперников. Как будто знал, куда пойдёт пас, куда будет бросок, каким окажется отскок. Ценнейшие качества. И это помимо технической одарённости и разноплановости.

— В 1995 году «Динамо» стало чемпионом, выиграв решающий матч в Тольятти 6:0. Но кубок на церемонии награждения отсутствовал.

— Забыли снять с постамента и вынести. А может, сделали так специально. Ситуацию исправили болельщики «Динамо», которые пробрались к кубку, забрали трофей и прямо на льду передали команде.

«В Чехии порадовал лишь «Будвайзер»

— В те годы едва ли не все стремились уехать куда угодно, пусть даже в скромную с хоккейной точки зрения Словению. Вы же за границей так и не поиграли. Почему? Не было вариантов или желания?

— Варианты были. Просто прикипел к Москве. Но однажды за рубеж всё-таки поехал. Летом 1997 года Марк Гандлер направил в Ческе-Будеёвице.

— Красивый город. И местное пиво «Будвайзер» одно из лучших в Европе. За год до вас там играл защитник Владимир Антипин, забросивший победную шайбу динамовцев в финале Евролиги-1998/99.

— Да. Но у меня дела там сложились не лучшим образом. О поездке туда пожалел неоднократно. В лагере – человек 50. Сыграл несколько контрольных матчей. Контракт так и не предложили. Из-за этого упустил место в «Динамо».

— Назад не взяли?

— Нет. В принципе, справедливо. Тем летом в команду вернулся Билялетдинов. К составу подпустили группу молодых игроков – Афиногенова, Степанова. Вернулись опытные Петренко и Леонов, пришли Иванов и Бердичевский. Мест в команде не было. Но сказали, что есть возможность поиграть в ХК ЦСКА. Между клубами в те годы были определённые взаимоотношения. Так я оказался у Виктора Васильевича Тихонова.

Полтора года без зарплаты

— В ХК ЦСКА не платили?

— Вообще. Я пришёл в команду в сентябре. Ребята сразу рассказали, что зарплат они не видят. До конца октября подождали и решили бастовать (забастовка началась с матча против «Нефтехимика», который ХК ЦСКА проводил вторым составом и уступил 0:10. В общей сложности игроки основы бастовали неделю. После чего несколько человек покинули команду. – Прим. автора).

— Что в итоге было с долгами?

— Вроде что-то выплатили. Но точно уже не помню. Помню, в итоге команда вылетела в Высшую лигу.

— Каким запомнился Тихонов?

— Требовательным. Много внимания уделял функциональной подготовке. Все ледовые тренировки просил проводить на максимуме возможностей.

— Сезон-1997/98 запомнился тем, что в нём принимали участие два ЦСКА. Накачки перед встречей с командой Александра Волчкова были?

— Нет.

— Деньги не платили и в вашей следующей команде – «Химике».

— Пригласили туда Валерий Никитин и Валерий Брагин. В то время на бытовые и финансовые условия особого внимания не обращали. Спросил: будут ли платить зарплату? Ответили, что да. В итоги денег не увидел ни разу.

— И в середине сезона вы переехали в Тольятти.

— «Химик» как раз встречался с «Ладой». После матча Геннадий Цыгуров пригласил в команду. Клубы договорились за два дня.

— Не так давно Цыгуров скончался.

— Мне он запомнился спокойным и уравновешенным. Не могу назвать его мягким, но голос он не повышал. Всегда объяснял, добивался того, чтобы игрок полностью понял его задумку без криков, накачек.

— Вы рассказывали, что на Спартакиаде-89 работали с известным специалистом Сергеем Николаевым. О его лингвистических способностях ходят легенды.

— Возможно, он самый харизматичный тренер. Николаев, да, был не только жёстким, требовательным тренером, но и острым на словцо. Его истории походили как минимум на фельетон, как максимум — на рассказы Зощенко.

— Например.

— Пятёрка ушла со льда, села на лавку. Николаев в сверхэмоциональной манере начал указывать кому-то на ошибки. Только повернулся обратно к площадке, как нам забили гол броском от синей линии. Чувствовалось, что в целом момент он упустил. И стал высказывать Эдуарду Горбачеву: «Горбач, хрен ли ты не лёг под шайбу?!» Тот развёл руками: «Я же лёг». «А на хрена ты ложился?!»

— Вас в родную Уфу не звали?

— Рафаил Ишматов приглашал неоднократно. Я уехал в «Динамо», а он вскоре возглавил «Салават». У него была чёткая стратегия – играть уфимскими воспитанниками. Что и было реализовано. Насколько я помню, в составе того «Салавата» было только два приезжих игрока – вратарь Владимир Тихомиров и защитник Олег Коваленко. И при этом команда давала результат, трижды выиграв бронзу.

«Три тысячи долларов – хорошие условия»

— В 1999 году вы перешли в клуб Высшей лиги «Витязь». Чем подкупило предложение? Неужели не было возможностей трудоустроиться в элите?

— Хотелось поиграть в Москве. Да и условия в «Витязе» предложили хорошие.

— Что же по тем временам «хорошие условия»?

— 3000 долларов в месяц плюс премиальные. Ещё что-то заплатили за выход в Суперлигу. Подобрался хороший состав – из «Динамо» пришёл Валера Белов, приехал Алексей Погонин. Играли в Сетуни, жили в Подольске, в гостинице. Ну а самое главное – все рассчитывали на то, что команда задержится в элите.

— Руководители «Витязя» заявляли, что в скором времени клуб будет бороться чуть ли не за чемпионство и за победу в Евролиге. Был построен шикарнейший по тем временам дворец. Однако с выходом в Суперлигу их амбиции почему-то стали значительно скромнее. В итоге «Витязь» отыграл в элите всего год. Но успел выиграть один трофей помимо Высшей лиги. Предсезонный.

— Кубок «Спартака». Хорошо, что вспомнили про арену. Для нас это было всё равно что пересесть с «Жигулей» на иномарку.

— На той арене, в матче — открытии стадиона, вы забили «Динамо» красивейший гол, пройдя через всю площадку, а «Витязь» обыграл действующего чемпиона 4:0.

— Помню. По-моему, за ту победу нам даже дали повышенные премиальные.

— Про связи того «Витязя» с криминальным миром говорилось многое. Игроки это ощущали?

— Нет. По мне, так люди, руководившие тогда клубом, относились к команде очень хорошо. Иногда заходили в раздевалку, подбадривали, общались. После ХК ЦСКА и «Химика» я регулярно получал зарплату.

— Тогда за «Витязь» выступал совсем молодой Евгений Артюхин.

— Уже выделялся габаритами. Кстати, несколько матчей он играл в тройке с Беловым и мной. Мы всегда ему подсказывали, а он слушал, вникал, всё воспринимал адекватно.

«Закончил карьеру в 31 год осознанно»

— Почему завершили карьеру в 31 год?

— К тому времени к профессиональному хоккею остыл. За последние три-четыре года было много переходов, переездов, неопределённостей. И, честно говоря, не выдерживали колени. Мучился с ними. Практически всю карьеру отыграл на фоне тяжёлых травм. Понимал, что в функциональном плане молодым серьёзно уступаю. Решение принимал не за один день. Так что оно не было эмоциональным.

— Тяжело перестать жить в привычном ритме?

— Да. Но в хоккее остался. Пошёл работать к отцу, директору катка и школы «Пингвины», заместителем. Он приехал в Москву в 1997 году по приглашению Валерия Шанцева. В то время как раз начиналась реализовываться программа строительства катков – Новокосино, Ясенево, Бирюлево, Солнцево, Марьино и другие.

— Никиту Зайцева по «Пингвинам» помните?

— Помню. Никита – коренной «пингвин». Выделялся ростом, катанием. В 15 лет его перевели в «Крылья».

— Вы же успели поработать агентом?

— В своё время закончил государственную юридическую академию. Так что необходимые знания для агентского бизнеса имел. В 2004-м, да, создал компанию. Среди клиентов были Андрей Николишин и Александр Харитонов. Но в основном собирали молодых игроков.

— Однако в 2008 году вас позвали спортивным директором в «Торпедо».

— Тогда агентскую деятельность и оставил. В «Торпедо» самое яркое впечатление – приглашение тройки Лингле – Эллисон – Веске, которая однажды стала самой забивающей в КХЛ. Однако свои задумки в Нижнем Новгороде не реализовал и на 30 процентов. Хотел создать службу скаутов, более серьёзно подойти к вопросу школы. Да и в основной состав не удалось пригласить многих людей, которых взять хотелось.

— Кого звали?

— Были взгляды на Свитов, Кайгородова. Понятно, что финансирование «Торпедо» заметно ниже, чем, допустим, у «Авангарда» или «Ак Барса». Но пригласить одного известного, харизматичного игрока хотелось. К сожалению, не потянули. Зато при мне в Нижнем заиграл Галузин, которого я всегда отстаивал, так как видел – у него бойцовский характер. За счет него он и играет. До сих пор в составе Алексей Потапов. Привезли Данилу Ильина.

— Той бы команде ещё и тренером Петериса Скудру.

— С ним мы как раз и разошлись. Он пришёл. А я уехал.

— Чтобы через несколько лет возглавить любительский чемпионат страны.

— Это, а также детско-юношеский хоккей основа развития нашего вида спорта. Базис вертикали, вершиной которой являются КХЛ и сборная. Поэтому своему нынешнему положению я чрезвычайно рад.

Исходный текст по ссылке.  

 

 

 

 

 

 

 


Игорь Бахмутов

 

Облако тегов

Ядрёный Вождь, Любитель 18+ Лига Будущих Чемпионов, Сергей Макаров, Омская область, Москва, Московская область, Лига Мечты, Игорь Бахмутов, Рязанская область, Скоростная Машина, Спортивно-дисциплинарная комиссия, Ярославская область, Александр Якушев, Лига Надежды, Эдуард Нестеров, Кубок Крутова, Свердловская область, Сочи, Пятый сезон, Звезды НХЛ, шестой сезон, Всероссийский Фестиваль, Региональный представитель, Отборочный этап, Владимир Путин, Сталкер, Любитель 40+, Финал Фестиваля, Андрей Коваленко, Правление НХЛ




2017 © Ночная Хоккейная Лига