Регионы

Дарья Абросимова: «В какой-то момент я поняла, что судейство – это моя жизнь»

Текст: Ксения Яхнюк
16 марта, 20:00

Дарья Абросимова - частичка Ночной хоккейной лиги на прошедших Олимпийских играх в Пекине. На главном спортивном событии четырехлетия она работала арбитром в поле на матчах женского хоккейного турнира. Однако к своей мечте попасть на Олимпиаду Дарья шла почти 20 лет, много работая, преодолевая себя, трудности и обстоятельства. О своей хоккейной биографии, спортивной семье и работе арбитром на московском Региональном чемпионате Ночной лиги Дарья Абросимова рассказала в интервью для нашей рубрики «Женский взгляд».

- Дарья, когда я готовилась к этому интервью, я увидела ваш профайл на сайте Федерации адаптивного хоккея. Расскажите, что вас связывает с ней?  

- Я являюсь тренером команды «Фортуна» - первой и единственной в Москве команды для тотально незрячих и слабовидящих детей. У них большая железная шайба с шариками внутри. Она звенит, что позволяет детям ориентироваться на слух. Это моя вторая работа, и она как раз по моему диплому, ведь моё образование - педагог адаптивного воспитания. Когда 2,5 года назад создавали эту команду, мне предложили с ней работать, я подходила и по образованию, и по хоккейному профилю.

- Как вы пришли в хоккей, и в какой момент поняли, что с этим видом спорта вы надолго?

- В хоккей я пришла довольно поздно - в 15 лет. Попала в «Спартак», где на тот момент была единственная команда девочек в Москве. Когда я пришла туда первый раз, меня не взяли, я была маленькой и худенькой. К тому же учиться было некогда, ведь по возрасту через пару лет уже пора было уходить в команду мастеров.

Но как-то мне предложили встать в ворота, правда на тот момент я никогда не стояла на коньках. Я держалась одной рукой за штангу, в меня даже пару раз бросили шайбу - в общем, это был страшный сон. Мне всё равно было интереснее в поле. Я училась кататься с маленькими детьми, а с девчонками своего возраста стояла в воротах. А уже через год меня взяли в команду «Торнадо». Моим первым тренером был Александр Альбертович Лейкин.

- То есть вы начали с нуля и за год дошли до команды мастеров?  

- Да, но только я была объективно слабее остальных девчонок, так как там были игроки национальной сборной. Было тяжело, но я очень хотела играть, тренировалась день и ночь. Потом получила травму, и мне предложили перейти в нижегородский «СКИФ». Но родители настояли на том, чтобы я осталась в Москве и получила образование. Я пыталась восстанавливаться, тренировалась у Лейкина и верила в то, что еще смогу заиграть.

- А как вы пришли в судейство?

- Я хотела найти лед и возможность много кататься, вот и решила попробовать себя в судействе. Сначала меня не взяли, ведь тогда девушка-судья была нонсенсом. Но через какое-то время я нашла людей, которые мне помогли попасть в судейство. На первый матч меня отправили на мой родной «Спартак». Форма, конечно, у меня тогда была смешная. В общем, так я начала работать арбитром, а через несколько месяцев уже сдала на международную категорию.

- И после этого вы полностью переключились на работу судьи в поле?  

- В том-то и дело, что я до последнего верила, что еще смогу вернуться в большой хоккей. Ну а потом поняла, что лучше остановиться на судействе. А после, когда создали женскую любительскую команду «Град», я пошла в неё играть. И в итоге со всеми, кто тогда играл со мной в «Торнадо», и до кого я не дотягивалась по уровню, мы в итоге встретились в «Граде».

- Одно из ваших главных достижений - работа на Олимпийских играх в Пекине в качестве арбитра в поле. Как вы к этому пришли и что почувствовали, когда услышали новость, что вас утвердили?  

- Шла я к этому долго - аж с 15 лет (улыбается)! Получается, что мой путь с того момента, как я впервые встала на коньки, до Олимпийских игр длился 19 лет. Я решила, что если я хочу этим заниматься, то мне нужна Олимпиада. Я верила, что смогу. Стремилась попасть еще на сочинскую Олимпиаду в 2014 году, но тогда меня не взяли из-за слабого английского. Тем не менее, в Сочи я работала на Паралимпиаде на следж-хоккее, судила в бригаде за бортом. В какой-то момент я поняла, что судейство - это моя жизнь. У меня и муж арбитр, он также судит Ночную лигу. Я продолжила работать, верить, стараться, учить английский.

- Но в какой-то момент ваша мечта всё же осуществилась!

- Четыре года назад на одних международных соревнованиях мне сказали, что я здорово работаю и могу поехать на Олимпиаду. Я думала, это была шутка. Наверно, на тот момент я уже отпустила эту мечту. Когда перестала бороться за нее всеми правдами и неправдами - она сама пришла. К тому моменту у меня появилась семья, я успела родить двоих детей - как раз уложилась в олимпийский цикл! В сентябре мне сообщили, что я в расширенном списке на Олимпийские игры. Нужно было только пройти судейский лагерь и отборочные соревнования.

За возможность работать на Олимпиаде была очень большая конкуренция, а в приоритете были те арбитры, которые уже судили Олимпиаду или имели за плечами большое количество международных турниров. Я съездила на отборочные, сдала сложные нормативы. Мне пришел хороший отзыв, и супервайзер меня похвалил. В итоге вскоре мне сообщили, что я утверждена, но об этом никому нельзя было говорить. А официальные списки появились уже после молодежного чемпионата мира. Затем последовала сложная подготовка к Олимпиаде.

- Расскажите, как именно вы готовились?

- Подготовка была бешеная. Из-за пандемии мы постоянно сдавали ПЦР- тесты и очень было страшно получить положительный результат. Тем более, в феврале в Москве был самый пик, и муж боялся, что он или дети могут меня заразить. Поэтому он забрал детей и оставил меня одну - во избежание рисков заражения. Я осталась дома и почти никуда не выходила, занималась ОФП, много готовилась с репетитором по английскому, изучала правила, разбирала видео игровых моментов. Я очень благодарна своему мужу за всё, поддержка от него была колоссальная.

- Матчи, на которых вы работали - «Япония-Чехия» и «Канада-Швеция»?  

- Да, у меня был решающий матч в группе за первое место между Японией и Чехией - очень хорошая игра, которая закончилась по буллитам. А потом из всех российских судей я прошла дальше всех и отработала четвертьфинал. Канада-Швеция. В плей-офф судей отбирали уже по ходу Олимпиады.

- Что вы чувствовали, когда выходили обслуживать матчи такого уровня, какой была атмосфера на льду?   

- Атмосфера была незабываемая, яркая, шумная! Это потрясающая энергетика. Все девчонки, с которыми я работала, были также заряжены огромным желанием. Это совершенно другой уровень хоккея и другое отношение к судьям. Арбитр там - официальное лицо, к которому уважительное отношение.

- Однако помимо международных турниров вы также обслуживаете матчи Ночной хоккейной лиги московского Регионального чемпионата. Приходится ли вам доказывать, что вы разбираетесь в хоккее, просто потому, что вы девушка?  

- Да, такой стереотип, что девушка меньше понимает в хоккее, совершенно точно есть! Когда ты выходишь на лед, и хоккеисты видят, что арбитр девушка, да еще и блондинка, они изначально настроены недоверчиво. Из-за любого моего решения порой могут возникать споры и вопросы, хотя если бы на моем месте работал мужчина, они бы даже не обратили на это внимание.

Доказывать, что я разбираюсь в хоккее, мне приходится постоянно!

- Но тем не менее, девушка в хоккее - это круто? И почему?

- Конечно, круто! Вообще хоккей - это огромная семья, и неважно, женский он или мужской, следж-хоккей или хоккей для слабовидящих.  У нас один общий интерес, и мы все живем им.

- У вас есть дочь, хотели бы, чтобы она продолжила ваш путь в хоккее?

- А дочка у меня уже и так занимается в команде «Крылья Советов». В нашей семье у нее просто не было выбора. Она с детства хотела «конёчки» и уметь кататься, как мама и папа. Сейчас у нее в команде уже три девочки, и теперь женским хоккеем уже никого не увидишь. Но людям еще нужно к этому привыкнуть. Я думаю, всё еще впереди!

Загружаю данные...